友情链接: 三级片在线观看 三级片电影 伊人大香蕉 大香蕉伊人 韩国伦理电影 日本伦理电影 澳门上葡京 葡京国际娱乐赌场 澳门上葡京官方网站 澳门葡京国际 上葡京国际 葡京国际在线 葡京网上娱乐 老葡京赌场官方网站 澳门葡京网上娱乐 葡京网上娱乐 上葡京备用网址 上葡京登录 上葡京娱乐平台 澳门葡京网址 老葡京娱乐 葡京游戏网址 葡京娱乐网站 葡京网站赌博 葡京网上娱乐赌场 葡京安全上网导航 葡京彩票官网 葡京游戏城 手机棋牌游戏平台 葡京娱乐场网站 上葡京最大赌场 澳门上葡京赌场 澳门葡京游戏中心 上葡京娱乐场网站 葡京开户网址 澳门葡京官方网址 澳门葡京官网网址 澳门葡京平台 澳门葡京赌场注册 澳门葡京会员注册 澳门葡京赌场开户 澳门葡京会员开户 澳门葡京官网注册 澳门葡京导航 澳门葡京代理开户 葡京真人开户 澳门葡京投注 葡京注册送钱 葡京平台开户 葡京开户网站 澳门葡京娱乐网站 澳门葡京网投 葡京开户 澳门葡京国际娱乐 澳门葡京赌场 澳门葡京博彩 澳门葡京集团 澳门普京 澳门葡京 葡京娱乐官网 葡京在线 葡京下注网址 澳门葡京网上娱乐 葡京代理注册 澳门葡京代理注册 澳门葡京在线 在线葡京 在线澳门葡京 葡京投注网址 澳门葡京投注网址
История — НЕВЬЯНСК

История

Истоки Невьянска 1628 год

Чудом Петровской эпохи можно назвать строительство на Урале больших доменных производств. Казалось, что заводы появились как бы внезапно, только благодаря грозным царским указом…

На самом же деле на протяжении всего семнадцатого века велась тщательная подготовка, которая и сделала Урал горнозаводским районом. Да,17-ый век для многих «скучный». Он не богат яркими историческими событиями, громкими именами, вроде Ериака и Строгановых (16 век) или Татищева и Димидова (18 век). Однако семнадцатое столетие в становлении Урала трудно переоценить. Напротяжении целого века велось медленное, зачастую малозаметное освоение края: русскими людьми были запаханы целинные земли, выращивался хлеб, разводился скот, выстраивались деревни и селения, слобода и острог…И если бы всё это не предшествовало, не расти было бы горному уральскому делу так скоро.

Промышленный взлёт 18 века не случаен.Он подготовлен рудознатцами, упорно искавшими руду, сооружавшими кузницы и сыродутные производства.

Именно в 17 веке стали осваивать и заселять земли близ р. Нейвы. Так  в тысяча шестьсот двадцать восьмом году кузнецом Богданом Нолмогороом в 7-ми верстах от поселения на реке была обнаружена болотная железная руда, которой впоследствии заинтересовался боярский сын Ивана Шульгина из Тобольска. Им была исследованна не только эта находка, нои найдены другие местророждения, а так же, на основании архивных документов, создано первое производство — уральский Ницинский з-д.

Дальнейшая история железного дела по реке Нейве связана с именем Дмитрия Тумашева — одного из представителей целой семьи рудоискателей и плавильщиков, первооткрывателей месторождений меди, железа, самоцветных камней. Примечательно, что еще в середине семнадцатого века Тумашевы стремились перейти из Соли Камской, где за ними были закреплены определенные обязанности, на Верхотурский Урал.
Очевидно, уже тогда знали о рудных богатствах восточного склона Каменного Пояса.
Так, в одной из челобитных на имя царя Алексея Михайловича «холоп ваш плавильщик Митька Тумашев» просил разрешить ему в «Верхотурском уезде по рекам и по горам ездить, искать всяких руд беспенно… и опыт чинить».
Просьбу удовлетворили в январе 1666 года, а в 1669 году Дмитрий Тумашев сообщал царю, что «обыскал железную руду в Верхотурском уезде выше Красного поля над Невьею (Нейвою)-рекою на пустом месте… и завод заведен к желез¬ному плавлению и нынче у меня, холопа вашего, к тому железному делу кузнецы и работные люди заняты…»
Завод Тумашева был невелик. Он представлял собой двор, «а во дворе изба». Около избы «домница рублена, а в ней три горна». Кроме того, имелась кузница с двумя горнами и двумя наковальнями. Работало на заводе 15—17 вольнонаемных (а иногда, очевидно, и больше), которые выплавляли и выковывали около 900 пудов кричного железа в год.
Последнее упоминание о тумашевском заводе на реке Нейзе встречается в документах 1677 года. Дальнейшая его судьба неизвестна. Где именно находилось тумашевское предприятие, и является ли оно непосредственным предшественником будущего Невьянского завода?
Единого ответа на этот вопрос нет.
Сам Дмитрий Тумашев в своих челобитных о месте завода пишет неопределенно: «…вверх Невьи реки, выше Красного поля на пустом месте, от людей верст с 30 и больши». В другой челобитной вместо 30 стоит цифра 60. Еще в одной челобитной заводчик просит отдать ему в оброк озера Шигирское и Шайтанское, где-то неподалеку от которых и находится его завод.
В документе, составленном в 1670 году, сообщается, что Д. Тумашев с братом Петром и работными людьми живет в 30 верстах от Краснопольской слободы, «не дошел Павдинского камени за полднищи над Невьею-рекою в бору»
Кривощеков в своем «Словаре», ссылаясь на Н. Чупина, «размещает» тумашевский завод между устьем истока Шайтанского озера и деревней Федьковкой. Но в самом чупинском «Словаре» завод показан уже южнее Федьковки.
Д. Кашинцев «поместил» тумашевское предприятие между истоками реки Нейвы и Исети, южнее озера Таватуй.
Археолог А. И. Рассадович, проводившая в 1971 году раскопки в истоках Нейвы у с. Тарасково, обнаружила остатки трех металлургических комплексов, которые, по ее мнению, принадлежали Тумашеву. Однако убедительной аргументации такой принадлежности не дается. А ведь, судя по литературным и архивным данным, в конце XVII века по реке Нейве существовало несколько мелких кустарных железо-делательных производств. Например, еще в конце прошлого века в Далматовском монастыре имелся колокол с надписью: «Лит в Невьянских заводах в 1689 году месяца августа по благославлению старца Далмата и сына его…»
И хотя вопрос о местонахождении тумашевских домниц еще требует дополнительного исследования, можно, пожалуй, согласиться с выводом историка А. А. Преображенского: «Железоделательный завод Тумашевых как бы указал место, на котором через два десятилетия возникнет один из крупнейших металлургических заводов России — Невьянский»

История Невьянска

  В первом тысячелетии до новой эры на Уральских горах (Рифейских горах) складывался один из древнейших центров металлургии. Территория, прилегающая к реке Невья и ее притокам, составляла ядро уральской горно-металлургической провинции. Здесь близко к поверхности выходили медные рудные тела с легко поддающимся обработке самородным или окисленным металлом. Архивные материалы говорят о старинных рудниках на этой территории. Добычу и обработку ископаемых здесь проводил древний народ рудокопов и металлургов — «чудь белоглазая» (представители угро-финских племен). Позже по признакам «чудских рудников» рудознатцы находили ныне известные месторождения. Русские пришли на Урал в середине 14 века. Это были новгородцы,  теснимые Московским княжеством. В 1364 году они пересекли Уральский хребет и дошли до низовьев Оби. А в Зауралье обосновали первые поселения. После падения Казанского, Астраханского и Сибирского ханств на Урал массами устремились колонисты. Это был стихийный процесс, он затронул в основном крестьянское сословие. Привлекали плодородные земли восточного склона Урала и Зауралья. Здесь в слободах, острогах и погостах оседали переселенцы из Поморья, районов Русского Севера, Северного Поволжья. Особенно интенсивным было заселение Урала в 17 веке. В Невьянском округе появляются: Невьянская слобода с острогом на реке Нейва (1626), Арамашевская слобода на реке Реж, притоке Нейвы (1631), Мурзинская слобода при впадении в Нейву реки Анбарки (1640), Краснопольская на месте впадения реки Вилуй (1654), Аятская на реке Аяте (1669). На невьянской земле появился и один из первых монастырей на Урале — Невьянский Богоявленский.

В слободах развивались ремесла, связанные в основном с примитивной металлургией. Из болотной руды (разновидность бурого железняка, образующегося на дне болот в виде небольших зерен) получали кричное железо и металлообработкой — в кузницах из крицы путем длительной ковки — сносный для использования металл. Железо шло на изготовление сельскохозяйственных орудий и бытовые нужды. Семнадцатый век на Среднем Урале связан не только с обработкой железа в слободских кузницах, в это время появились и первые объекты промышленной металлургии.

Осенью 1628 года кузнец Невьянского острога Богдан Колмогор нашел в семи верстах от своего поселения болотную железную руду. Образцы ее были отправлены в Тобольск, в воеводскую резиденцию. Сибирские власти заинтересовались и для детального изучения месторождения железа отправили двух специалистов. При обследовании местности обнаружили еще несколько железных залежей по рекам Неве и Тагилу. Одно из мест дало начало Ницинскому железоделательному заводу на реке Ницце, притоку Нейвы. В 1630 году здесь построили первую печь-домницу, а годом позже начал работать первый казенный завод, имевший уже четыре домницы и несколько кузнечных горнов.

Основными «застрельщиками» железного дела в Невьянском крае считают выходцев из семьи профессиональных рудознатцев и плавильщиков металла Тумашевых.

В 1696 году глава Сибирского приказа Андрей Андреевич Виниус отослал верхотурскому воеводе Дмитрию Протасьеву приказ, который требовал от воеводы сообщить: «в  которых местах камень-магнит и железная добрая руда имеется…». В январе 1697 года воевода информировал, что камень-магнит найден на берегах реки Тагил, а железную руду нашли в четырех местах по берегам реки Нейвы и прислал образцы руды. Образцы руды отправили в Москву, ее на качество проверили: специалисты Пушечного двора в Москве, в Голландии и также отправили образцы тульскому железных заводов мастеру Никите Антуфьеву (позже Демидов). Никита Антуфьев дал свое заключение, что железо хорошее, не хуже шведского, а в оружейном деле даже лучше.

В марте 1700 г. на строительство казенного железоделательного завода на реке Нейве (ранее река называлась Невья) прибыла первая партия мастеровых. А 15 декабря 1701 г. невьянская домна дала первый чугун.

В мае 1697 года А.А. Виниус пишет письмо Петру Первому, что найдена железная руда хорошего качества и просит его разрешения для поиска удобных мест для строительства заводов. Удобное место для строительства завода — это наличие «малой» реки, не бурной и не своенравной для строительства плотины, близость доброй руды и лесов, как топлива для будущих домен, а так же недалекое присутствие судоходных рек, чтобы готовое железо можно было водой переправить. О рабочих руках не беспокоились — кругом много слобод, а уральские рудознатцы, плавильщики, кузнецы себя уже  зарекомендовали с лучшей стороны. Выявили несколько удобных мест для строительства заводов, попало в удобные места, где позже будет построен Невьянский завод, а потом разовьется город Невьянск.

В марте 1700 года на будущий Невьянский завод прибыл «доменный мастер Яков Фадеев, меховой мастер Иван Янвер и доменного, пушечного и гранатного дела мастер Филипп Дементьев», а также молотовые, угольные мастера и подмастерья, рудные специалисты и кузнецы. Руководить строительством Невьянского завода верхотурский воевода назначил Михаила Бибикова, далекого от заводского дела и неумелого организатора. Строительство завода шло медленно, Тобольский губернатор отреагировал по-своему — отозвал плотинного мастера Ермилу Яковлева и направил на реку Каменка, где строился другой казенный завод — Каменский. После этого постройка плотины на Нейве замерла, т.к. подмастерья оставшись без мастера, практически перестали работать. Весной 1701 года неумелого Бибикова с руководства сняли и назначили человека из Москвы Семена Викулина. После этого стройка оживилась в мае 1701 года начали строить плотину, домну, амбары для молотовых, угольные сараи и жилые избы с банями. Но стройке не везло неожиданно уехал новый плотинный мастер, а другой оставшийся не справлялся с работой, далее в октябре 1701 года вспыхнул пожар и уничтожил многое из построенного, работники разбежались, оставив завод пустым. Завод восстановили и 15 декабря 1701 года из домны пошел чугун, а в начале 1702-го было выплавлено первое железо, которое отправили к царю на пробу, далее к специалистам на пробу выходило, что невьянское железо лучше шведского своей мягкостью. Несмотря на хорошее качество железа, Невьянский завод, да все казенные верхотурские заводы не выходили на нужную производительность. Из-за ненужных свар и без старания управителей заводов казна терпела убытки и много времени терялось напрасно. Шла Северная война, нужно было оружие, железо. В начале февраля 1702 года Никита Антуфьев (Демидов) просил Сибирский приказ пожаловать ему Невьянские заводы. В начале марта появился указ о передаче Невьянского завода Никите Демидову. По указу к Никите Демидову отходили и другие заводы на реке Нейве и реке Тагил у магнитной руды. В сентябре 1702 года появился новый указ, который предписывал строительство новых заводов, давал новые привилегии, земли, Аяцкую, Краснопольскую слободу с деревнями со всеми крестьянами. Весной 1703 года прорвало плотину, ее отремонтировали, осенью ее снова прорвало. Указом от 4 апреля 1704 года Демидову предоставляются дополнительные привилегии. Летом 1704 года плотину восстановили и расширили. С этого года слава Невьянского завода росла. Вскоре Невьянский завод стал крупнейшим металлургическим предприятием в России, производил чугуна и железа в десятки раз больше, чем все казенные заводы Каменного пояса. Невьянский металл так же отличался и высоким качеством, у Невьянского металла была своя марка, клеймо «Старый соболь», металл охотно брали не только в России, но так же и за рубеж, основным потребителем Невьянского металла была Англия. На Невьянском заводе находилась «царь-домна» (построена в 1740 году), в сутки Невьянская «царь-домна» давала чугуна в десятки раз больше, чем любой ее английский аналог, которые считались тогда в мире крупнейшими. А когда Григорий Махотин, демидовский мастер, придумал двухфурменное дутье (подача воздуха в доменную печь через специальный канал — фурму), подача воздуха в печь через два сопла, производительность домны стала фантастической для тех времен. Высота «царь-домны» была более 9 метров.

После смерти Никиты Демидова в 1725 году все горнозаводское хозяйство на Урале перешло к его сыну Акинфию Демидову. Он его преумножил и к 1736 году «демидовское царство» со столицей в Невьянске состояло из 22 железных и медных заводов, 96 рудников, 36 сел с многочисленными деревнями, трех пристаней. В этом царстве работало около 36 тыс. рабочих и служащих. В 1735 году в Невьянске была построена первая в России фабрика по производству кос. На карте Урала есть надпись: «Ведомство Акинфия Демидова», территория схожая с некоторыми европейскими государствами. Это было настоящее государство в государстве: был свой суд, свои законы, своя армия, свои крепости, свои пушки.

Первое потрясение в Демидовском царстве случилось после неожиданной смерти Акинфия Демидова в 1745 году. Он завещал все свое уральское хозяйство сыну Никите, с чем не согласились остальные сыновья. Судебные тяжбы продолжались до 1 мая 1758 года. Невьянская группа заводов (Невьянский, Шуралинский, Верхнетагильский, Быньговский, Шайтанский и др.) досталась старшему сыну Прокофию Демидову. Он проживал в столице и горнозаводское дело его не интересовало и в 1769 году он Невьянскую группу заводов продал. Покупателем стал Савва Яковлевич Яковлев (ранее Собакин). Сменив, хозяина Невьянский завод развивался и до конца 18-го века оставался лучшим на Урале чугунно и железоделательным заводом. Пик производительности завода пришелся на 1812 год, когда Яковлевы получили большие заказы на военные поставки снарядов, ядер, картечи.

В 18-м веке поселок «Невьянский завод» по численности населения занимал третье место на Урале после Оренбурга и Екатеринбурга. По сообщению академика П. С. Палласа, посетившего Невьянск в 1770 г., он имел 1200 домов и 4000 человек мужского пола. В Невьянске развивались ремесла, торговля. Жили и имели торговые лавки именитые купцы первой гильдии, которые торговали и в Екатеринбурге и Невьянске. У Невьянска по отношению к Екатеринбургу было преимущество, он был поселком, поэтому пошлины здесь были меньше.

Однако в начале 19-го века обнаружился и кризис завода. Проявился он в нехватке близкой руды и близкого угля для печей. Ближайшие рудные залежи и лесные угодья были исчерпаны. Упадок стал неминуем, как и упадок всей Уральской металлургии. К концу 19-го века было мизерные объемы производства и о Невьянском заводе стали забывать.

19 августа 1878 г. по горнозаводской дороге прошел через Невьянск первый поезд на участке Екатеринбург — Кушва. Заводу железная дорога не помогла, но городу дала новый импульс.

В 1890году грандиозный пожар уничтожил 2/3 заводского хозяйства. В первое десятилетие 20-го века Невьянский завод превращается в механическое предприятие. Невьянский завод стал производить: паровые котлы, чугунные водопроводные трубы, насосы, локомобили, драги для добычи россыпного золота и платины. Всего заводом в разное время было построено около 30 драг, в основном для сибирских приисков.

25 апреля (8 мая) 1914 г. вблизи Невьянска был пущен цементный завод производительностью 360 тыс. бочек. Цементный завод в Невьянске работает и сейчас.

В 1915 году начал работать Невьянский артиллерийский завод.

Дальнейшее развитие в Невьянске получили кустарные промыслы: сапожный, сундучный, железопосудочный, экипажный и др. Особой известностью пользовались невьянские сундуки с красивой железной оковкой (так называемое «мороженое» железо), которые шли в Среднюю Азию, на Нижегородскую и Ирбитскую ярмарки, в Персию.

По численности жителей Невьянск продолжал находиться среди крупнейших заводских поселков Среднего Урала. В 1910 г. В Невьянске проживало 17300 жителей. Из 3051 жилого строения имелось 64 каменных дома. Базарная площадь была усеяна многочисленными деревянными лавками и лавчонками. На ней находился каменный гостинный двор, разделенный на 48 отдельных лавок. На правом берегу Нейвы размещались мучные и мясные лавки, «обжорный ряд». В Невьянске имелось 6 школ (в том числе женская гимназия и высшее начальное училище), больница на 40 кроватей, клуб, почтово-телеграфное отделение, 5 церквей и т. п.

В августе 1919 года Невьянск получил статус города.

В 20-е годы 20-го века завод стал ремонтировать железнодорожные вагоны, шахтное оборудование, которое работало на шахтах города Кировград (старое название Калата). Познее Невьянский завод вошел в число предприятий военно-промышленного комплекса и стал режимным закрытым предприятием.

В 30-е годы 20-го века началось быстрое развитие Невьянска. Металлургический завод превратился в крупное предприятие, оснащенное современным оборудованием. В городе возникли промкомбинат, мясокомбинат, кустарные артели. Появились учреждения культурно-бытового назначения (Дом культуры, клуб, кинотеатр, водная станция и др.), стали строиться многоэтажные здания.

В 1939 г. в Невьянске проживало 28,2 тыс. человек. В военные и послевоенные годы рост города и его населения связан с реконструкцией и расширением действующих производств, строительством ряда предприятий местной промышленности, развитием обслуживающих функций, улучшением городского хозяйства. В 1959 г. в Невьянске насчитывалось 30,9 тыс. жителей.

На 2010 год численность населения Невьянска около 25 тыс. человек